ВНИМАНИЕ всем любителям пушистого арта, литературы и коллекционных изданий и предметов - новый АРФИ2017 stormwind 3 месяца и 25 дней
Приглашаем присылать работы в АРФИ 2017 - поэзия, проза, рисунки и музыка! stormwind 7 месяцев и 14 дней
Предзаказ Комплект Арфи и Мрфф по итогам 2016 lozi год, 5 месяцев и 14 дней
Архив новостей
Спрятать
Кто же?
Автор: Foxar-de-Rae
Страницы: [2 3 4 ]
     Кто же?
    
     -1-
     —… Дамы и господа, я считаю это огромным успехом! Мы значительно продвинулись в рамках проекта «УХА» — Уникальные Характеристики Атаки. Мы создали существо, равных которому нет! За основу были взяты геномы человека, собаки динго, лисы, волка, льва, мангуста и ещё целого ряда животных. В результате мы готовы представить вам его!
     Занавес, перед которым стояла делегация министерства обороны РФ начал медленно открываться. Все с нетерпением ждали момента, когда смогут увидеть то, на что уже пять лет шли деньги и без того не очень богатого населения России.
     Профессор Кочетов Павел Алексеевич стоял спиной к полотняной занавеси, которая закрывала труды его команды от делегатов. Он был довольно стар, точнее выглядел старым. Любой, кто видел его впервые, давал ему не менее шести десятков, но по паспорту ему было только тридцать два года. Он был сухощав, среднего телосложения, невысок, всего сто шестьдесят два сантиметра ростом. Его чёрные, вечно сальные волосы были небрежно зализаны «пятернёй». Очки, которые он носил только для вида, и имевшие кривизну всего по ноль пять на обе линзы, сейчас были спрятаны в карман халата. Эспаньолка была небрежно подстрижена, и местами клочья щетины чередовались с пятнами белой, гладко выбритой кожи.
     Занавес открывался крайне медленно – ржавые механизмы нехотя вращались и поскрипывали, а тем временем ткань, шелестя как листья осенью после дождя, отъехала и открыла взору делегатов удивительную картину. При первом взгляде на комнату, отделённую пуленепробиваемым стеклом не было видно ничего необычного – обычный зал 50 на 50 метров. В нём было стрельбище, спортивный зал с матами для рукопашного боя и кучей тренажёров, несколько столов, с разложенными на них единицами личного стрелкового оружия, кровать, шкаф, стол с компьютером. Словом ничего не могло служить объектом для наблюдения.
     — Ну как вам?
     Павел Алексеевич посмотрел на недоумевающие лица делегатов, перевел взгляд на комнату объекта УХА. Улыбка сползла с его лица. Он подошёл к микрофону.
     — Уха! Вылезай, мы хотим на тебя посмотреть!... Уха!... Я тебе конфетку дам… Уха, *б твою мать!
     — Не утруждайте себя, дядя Паша. Тут я.
     Все, кто находился в комнате, обернулись в сторону стола, стоявшего в дальнем углу зала переговоров. За крайним креслом сидел объект УХА. Это было странное человекоподобное животное, с лисьим рыжим хвостом, ушами, вытянутым мордообразным лицом с усами, скорее напоминавшим морду собаки или лисы, а не лицо вовсе. Одет объект был в армейский костюм, тёмного хаки и расстёгнутый жилет разгрузки чёрного цвета. В подплечных кобурах красовались чёрным пластиком два пистолета. На правом плече висели три метательных ножа СМЕРШ-5, а на поясе болтался советский штык-нож и русский стреляющий нож второй модели.
     — И ругаться не нужно. Кроме того, сами знаете, что у меня нет матери. И, профессор, что же вы меня конфеткой приманиваете? Ну закройте же вы рты, господа делегаты!
     — Вот ты где, — профессор вздохнул с облегчением и покрутил волоски усов, окончательно смешав их и без того неровный строй.
     — Да, я тут. Замок вы фиговый поставили на мою дверь, а уж проникнуть в эту аудиторию, так это вообще пустяк.
     — Уха, во-первых не фиговый, а плохой, а во-вторых, покажи господам делегатам что-нибудь, что их впечатлит.
     — Ну что я могу им особенного показать, — лениво сказал антропоморф, — ну разве что… Господа, — обратился он к высшим чинам министерства обороны, — не могли бы вы отойти в сторону, — он достал из кобуры пистолет и направил его в сторону делегатов, — ну побыстрее, за вами стекло, и я хочу вам кое-что показать, — делегаты, увидев, что в руках, а вернее сказать лапах Ухи сверхсовременный пистолет ГШ-18, поспешили расступиться, — вот так-то лучше. Это пятисантиметровое пуленепробиваемое стекло. Пробить его из пистолета невозможно, смотрите, — затвор последовательно три раза откатился назад и принял исходное положение. На стекле появились три свинцовые точки, но не более – даже трещин не пошло, — ну как вам? А теперь я достану метательный нож, — чёрное лезвие выползло из ножен. Замах, бросок, и вопреки ожиданиям, кусочек стали не отскочил от стекла, осыпав присутствующих стеклянной и металлической крошкой, а воткнулся, более чем на пять сантиметров войдя в стекло! – Ну как вам это? Впечатляет?
     — Уха! Ты что себе позволяешь! – профессор подошёл к тому месту, где нож вошёл в стекло, ухватился на рукоять, но не смог даже сдвинуть нож с места.
     — Дядя Паша, ну я же вас просил не называть меня блюдом. Я по природе своего происхождения химера, ну так зовите меня, например, Хим. А что, мне нравится, — с заметной ленцой Уха-Хим подошел к стеклу и потянул за рукоятку ножа. Лезвие плавно выскользнуло из щели в стекле, будто нож застрял не в пятисантиметровом пуленепробиваемом стекле, а в тонкой трухлявой дощечке!
     — Ну Хим, так Хим. Покажи нам ещё что-нибудь…
    
     -2-
     — Профессор, нас очень впечатлили результаты вашего эксперимента. Как скоро вы сможете создать ещё с пару десятков? – Генерал Клёков стоял перед Павлом Алексеевичем. Он был одним из тех, кто считал этот проект неудачным, во всяком случае, до увиденного сегодня.
     — Но вы же понимаете, что проект не доведён до конца! Мы ещё не пробовали другие комбинации генов!
     — Я вам задал конкретный вопрос. Сколько времени требуется на создание одного объекта?
     — На полное создание тела уходит около двух суток, в течение последующих пяти суток проявляются все заложенные генетические свойства.
     — Отлично, через месяц я буду готов забрать у вас два десятка этих уродцев. Всего доброго, — Генерал развернулся, прошёл по коридору и вышел за дверь.
     — Месяц, на создание двадцати объектов УХА?! Но это же не реально!
     Крик, полный отчаяния, вырвался изо рта профессора Кочетова. Хим, хотя и находился через две комнаты от Дяди Паши, как он его ласково называл, слышал весь разговор генерала и профессора. Был один очень большой изъян у боевого объекта УХА или лучше теперь называть его Хим. Изъян этот был в сострадании, и теперь сердце антропоморфа сжималось от боли, а по морде текли слёзы. Он любил профессора, как только сын может любить своего отца. Именно отца, ведь образец ДНК человека был взят именно у Павла Алексеевича Кочетова. Теперь, когда поступил государственный заказ на создание ещё двух десятков существ, склепанных из обрезков генного материала, профессор был уничтожен морально – то, к чему он относился как своему детищу, должно было стать идеальной машиной для убийства. Всё, чему можно было научить новоиспечённых объектов УХА за столь малый срок, это боевая и физическая подготовка, но не более. Хим, находился в лаборатории уже больше года и в совершенстве владел не только почти любым видом оружия или техникой рукопашного боя, но и прекрасно умел танцевать, говорил на десяти языках, разбирался в искусстве, знал правила этикета, любил литературу и даже сам кое-что написал. Одним словом он был не просто образцом «216», а вполне достойным представителем культурного общества.
     — Хим, ты где, Хим? – профессор вышел в коридор.
     — Я тут, дядя Паша. Случилось то, чего вы боялись? – сказано это было так, что профессор чуть не прослезился – с явным пониманием и состраданием.
     — К сожалению именно это. Не стану тебе рассказывать суть нашего разговора с генералом, думаю, что ты и так всё слышал. Идиот. Он даже не представляет, что может получиться! – профессор посмотрел на Хима и улыбнулся, — что касается тебя, то я спокоен. Ты – это именно то, что я хотел получить. Ни один из тех, кого ещё смогут создать мои руки, не будет даже отдалённо напоминать тебя. Шедевр нельзя повторить. Ну иди ко мне, — профессор обнял своего любимого подопечного, — запомни, люди бывают злыми, но и их можно понять. Ты можешь их понять. Это твой козырь. Ты сильнее любого не по физической подготовке, а по уму и самое главное – душе.
    
    
     -3-
     — Знаете, профессор, вы превзошли все мои ожидания! – как и месяц назад профессор Кочетов и генерал Клёков стояли друг напротив друга, только теперь в комнате находилось ещё двадцать одно существо. У стены стояли Хим и два десятка его «собратьев». Тут были существа с преобладанием волчей крови, собачьей, львиной и, естественно был объект с максимальным процентом человеческого генома, — они идеальны! Спасибо вам, профессор, Россия не забудет вас! А теперь, объекты, назовите свои имена!
     — 217.
     — 218.
     — 219.
     …
     — 235.
     — 236.
     — Хим.
     — Что? Какой ещё Хим? А! Я понял. Объект номер 216.
     — Никак нет. Меня зовут Хим, — антропоморф посмотрел в глаза подошедшему к нему генералу. В них были только злоба и ненависть. В глазах же химеры читалось только глубочайшее спокойствие. Это спокойствие и пугало Клёкова.
     — Ну и чёрт с тобой! Пусть будет Хим. Спасибо вам, профессор. А вы через три четверти часа должны быть внизу, полностью экипированные и готовые к любым неожиданностям, — обратился представитель министерства обороны к териантропному пополнению частей армии России, возьмите только то оружие, которое вы считаете лучшим!
     Шеренга разношерстных рекрутов отозвалась дружным возгласом «Есть!». Для профессора Кочетова это был самый ужасный день в его жизни. Когда все пушистые вояки разошлись по своим комнатам, Хим подошёл к Дяде Паше и обнял его.
     — Спасибо, Хим. Ну вот мы и расстаёмся с тобой.
     — Я буду помнить вас. Скажите, что будет вашим последним наставлением для меня.
     — Всегда помни о том, кто ты. Не отрекайся от своих слов. Вот, пожалуй и всё. Хотя нет, есть ещё одно – помни, что я тебя создал не как машину для убийства, а как индивида. Ты больше человек, чем всё министерство обороны, вместе взятое! А теперь иди, тебе нужно ещё много сделать.
     — А что будет с тобой, Дядя Паша?
     — Скорее всего, я уйду на пенсию. Не могу я больше работать в этой проклятой организации. Ну давай, прощай!
     — Прощай, папа…
     ...
Страницы: [2 3 4 ]
Комментарий
Информация
 
 
Страницы: []
[icon=E.J.SanYo]
E.J.SanYo
Фурри-художник (Постоянный поcетитель)
Сообщений: 128 / 11878
# 28 Мая 2009 02:15
Найс! Мну одобряет рассказик! Однако опять неправильный подход к созданию биомашин — пытаться сделать некий эквивалент естественного биовида с полноценным разумом, чувствами и т.д. ..ну чтож, каждый имеет право на ошибки.. ;3
Девиз века машин — зуб за зуб.© Хуго Штейнхаус
Ответить
Комментарий:
[icon=Foxar-de-Rae]
Foxar-de-Rae
Писатель рассказов (Участник)
Сообщений: 0 / 312
# 28 Мая 2009 17:41
Люди по сути своей хотят сделать что-то похожее на себя. Мысль создания жизни в лаборатории уже многие века преследует человечество как самонаводящаяся ракета самолёт, ведь когда люди создадут себе подобных на классическим способом, а руками и химикатами, они подпишут себе смертный приговор — два вида, таких как люди, не могут сосуществовать на одной планете.
Чтобы видеть правду нужно оставаться трезвым. Но на настоящую правду можно смотреть только в состоянии алкогольного опьянения. Поддержим РосАлк.
Ответить
Комментарий:
[icon=E.J.SanYo]
E.J.SanYo
Фурри-художник (Постоянный поcетитель)
Сообщений: 128 / 11878
# 28 Мая 2009 21:23
Чтож, не будем пожалуй мешать чужой глупости уничтожить саму себя, хехехе.. ;3
Девиз века машин — зуб за зуб.© Хуго Штейнхаус
Ответить
Комментарий:
[icon=злой рептилоид]
злой рептилоид
Фурри-художник (Участник)
Сообщений: 35 / 4090
# 27 Мая 2009 21:52
А неплохо =) Ошибки есть, правда.
Не желаете присоединиться к http://furnation.ru/...y/furrevolt-outpost/ ?
Надоело говорить и спорить.
Ответить
Комментарий:
Страницы: []
Сейчас на сайте 428 пользователей
7 фуррей и 405 гостей и 16 роботов
 
FN engine: 4.24.195. Copyright ©2006-2018 FurNation.ru